Кто и как должен решить жилищный вопрос в России

Версия для печатиОтправить на почтуPDF версия


Гуменюк Вячеслав Степанович, 22 года работает в органах власти и управления в г. Москве. В начале 90-х годов-депутат Фрунзенского райсовета, член районной общественной жилищной комиссии, помощник депутата Верховного Совета РСФСР, затем советник префекта Центрального административного округа г. Москвы, член окружной общественной жилищной комиссии, начальник Управления контроля и взаимодействия с населением Префектуры Центрального административного округа, начальник Контрольно-аналитического отдела Префектуры ЦАО, заместитель руководителя Государственной учреждения «Центр реформы в ЖКХ», советник депутата Мосгордумы, председателя партии «Яблоко» Митрохина С.С., общественный помощник депутата Госдумы Хованской Г.П. и член общественного экспертного совета при депутате Госдумы, член Общественного совета г. Москвы, эксперт Общероссийского общественного движения «За права человека», помощник Уполномоченного по правам человека в городе Москве Музыкантского А.И., сопредседатель координационного совета Общемосковского общественного движения «Жилищная солидарность»,  участник многих телевизионных и радиопередач, автор ряда  газетных и журнальных статей по тематике ЖКХ, участник работы над специальным докладом Уполномоченного по правам человека в г. Москве «Система управления жилищным фондом в городе Москве и предложения по ее реорганизации», переданном  Мэру Москвы 28 июля 2011 года.


Эта небольшая брошюра о путях решения  жилищного вопроса и набивших оскомину проблемах ЖКХ. О том, что и кто нам мешает раз и навсегда решить эти важнейшие житейские проблемы.

К сожалению, несмотря на очевидную важность жилья для россиян и все возрастающую остроту жилищного кризиса, сложность решения рассматриваемого вопроса кроется не во внешних проблемах, не в плохой власти (хотя и от нее многое зависит), а в нас самих, в нашем отношении к жизни, в «душе России».

Суть идеи решения жилищной проблемы, по мнению автора, заключается в поиске и поддержке активной части граждан, которые уже проявили инициативу по наведению порядка в своих домах либо готовы ее проявить при определенной помощи, в распространении лучшего опыта сохранения своего жилища, его широкой пропаганде, в развитии жилищного самоуправления.

Жилищные активисты призваны стать своеобразным «золотым ключом», который должен открыть  двери для массовой инициативы граждан России по улучшению условий своего проживания.

 

1.    О важности жилищного вопроса

 

Важность решения жилищного вопроса, казалось бы, очевидна каждому, однако, обсуждая текущие проблемы развития общества, даже известные политики порой забывают  говорить о нем, или говорят слишком мало, вскольз, а другие просто не хотят поднимать, не зная ответа. А ведь жилищный вопрос, касается каждого из нас, хотя и в разной степени. Для одних его решение означает получение отдельного жилого помещения, для других – повышение комфортности проживания на прежнем месте, для третьих – снижение или сдерживание роста стоимости жилищно-коммунальных услуг, для четвертых – проведение капитального ремонта дома.

В повседневной жизни мы не всегда осознаем, что означает отсутствие жилья, потому что у большинства оно есть, хотя и не всегда удобное. Тревожная мысль:  «Не дай-то Бог!»,  проскакивает порой лишь при невольной встрече с бомжем, от которого спешим отвести взгляд и обойти  стороной, задержав дыхание. Однако эти люди все-таки еще живут, потому что имеют хоть какой-то теплый угол: в подвале ли дама, на чердаке, в подъезде, у теплотрассы,  а вот  те, кто потерял этот угол, первой же зимой при хорошем морозе остаются на улице навсегда, другие становятся  инвалидами.

Несмотря на очевидную важность жилья в нашей жизни, прежде всего для физического выживания в суровых природных условиях нашей страны, где среднегодовая температура ниже, чем в любом другом месте Земли за исключением Тибета и Антарктиды, а также для создания семьи и продолжения рода, получения достойной работы и  отдыха после нее и для многого другого, нередко и среди специалистов возникают споры на тему, а что все-таки важнее:  жилище, пропитание, работа,  семья, безопасность  либо что-то еще.  Дать ответ на этот вопрос исключительно важно,  чтобы определить место жилищной проблемы среди других первостепенных проблем, стоящих перед нашей страной,  значит разработать и осуществить государственную программу решения, обеспечив ее необходимыми ресурсами.

Политики разных политических взглядов совершенно справедливо  говорят о необходимости политической реформы, свободе слова, собраний и митингов, независимости средств массовой информации и судей, сокращении государственного аппарата, создания профессиональной армии и многом другом, но порой неоправданно мало и непрофессионально о решении жилищной проблемы. Чтобы в этом убедиться, достаточно прочитать, например, предвыборные программы  кандидатов в президенты России, представленные к последним выборам 4 марта 2012 года. Вместо дельных предложений о решении жилищной проблемы, чаще пугают угрозой жилищного кризиса ради получения политических дивидендов.  Считается, что нечто существенное предлагать в сфере ЖКХ рискованно, потому что предложение  может вновь оказаться непопулярным и невыполнимым.

 Редким исключением является деятельность и высказывания по жилищному вопросу депутата Государственной Думы РФ Галины Хованской, которая не только имеет  более чем 20-летний опыт законотворческой работы в представительных органах власти разного уровня, но и огромный практический по рассмотрению тысяч писем граждан со всех уголков России.

Пожалуй, наиболее точно о значении жилищного вопроса написал в апреле 2011 года в своей статье «Жилищно-коммунальное хозяйство: угрозы социального взрыва и как его избежать?» известный политик  начала 90-х годов, а ныне профессор и заведующий кафедрой мировой экономики Российской экономической академии им. Г.В.Плеханова, Руслан Хасбулатов, называющий себя идеологом федерального закона о приватизации жилья:

            «…наибольшую опасность для общества представляет ситуация в системе жилищно-коммунального хозяйства…Стрессы и депрессии семейные скандалы, бытовые преступления, детская беспризорность и многое другое – дурное, во многом связано с теми конкретными условиями жизни, в которых определяющее место занимает все то, что связано вокруг крайне унылого понятия «ЖКХ».  Прежде, чем заниматься политикой, человек должен иметь жилище, пищу для пропитания, одежду и т.д., - эти простые слова классика экономической теории отражают самые главные потребности человека. А «жилище» - то есть квартиры и дома, их состояние и цена содержания - это, собственно, составляет суть отношения его к обществу, к власти, его внутренних ощущений, комфортности или наоборот, недовольства. Это - ключевой вопрос, своего рода, измеритель уровня заботы государства о человеке. На этом «оселке» проверяется сама социальная природа государства - насколько она служит обществу, рядовому простому человеку и в какой степени реализует «другие» задачи. Можно утверждать - эффективность всей социальной и экономической политики государства совершенно точно находит свое отражение в том, как чувствует конкретная семья, живущая в своем доме или квартире - как они содержатся, как ремонтируются, сколько приходится платить за газ, электричество, воду, капитальный ремонт, каков размер налоговых платежей; хватает ли у конкретной семьи (заработанных  трудом работающих членов семьи или пенсионера)  денег на оплату всех этих платежей. Отметим, все социальные революции, начиная, во всяком случае, с «классической» Великой Французской революции 1789 года, начинались с недовольства ужасающими условиями жизни людей именно в этой области, которая в наше время именуется «жилищно-коммунальное хозяйство».

Казалось бы, лучше  и не скажешь. Все правильно. Жилищный вопрос – самый важный. Но кто и как должен его решать? Будем ли мы до конца  правы, полностью перекладывая ответственность за решение жилищного вопроса (его еще называют жилищной нуждой или жилищным кризисом) только на органы власти? Я думаю, что нет.  

Даже не специалисту видно, что нынешняя власть с этим вопросом не справляется, в том числе и потому что среди чиновников осталось крайне мало совестливых людей, для которых защита прав граждан важнее приказа начальства. Однако нужно менять не только чиновников, но и принципы государственной службы, сделав ее публичной, то есть службой по предоставлению государственных услуг, а не службой «государю», то есть начальнику.

Но главное -  сами граждане должны пробуждаться, все четче понимая, что они - источник власти, что именно они, в конечном счете, несут ответственность за решение всех государственных проблем, в том числе главной из них – жилищной.

 

3. Актуальность решения жилищного вопроса

 

Для каждого человека, живущего на Земле, нужно постоянное жилище. Но в одних государствах этот вопрос практически решен, и принятые законы обеспечивают получение комфортного жилья, в других, в том числе и в нашей, жилищная проблема  пока только обостряется.

 Для начала немного цифр. Всероссийский центр общественного мнения (ВЦИОМ) в феврале 2012 года провел очередной опрос о наиболее важных проблемах, которые тревожат россиян. На первом месте оказалась сфера ЖКХ – 59% (в декабре 2011 г. -52%).  На втором месте - тема инфляции  - 52% (в декабре 2011 г. – 49%) и замыкает тройку проблема уровня жизни – 51%. Характерно, что приоритет проблем ЖКХ перед другими проблемами социологи отмечают уже не первый год.  Тема ЖКХ неизменно популяра в средствах массовой информации.

Если говорить о Москве, то по данным Аппарата Мэра Москвы в Правительстве Москвы по итогам анализа поступления в Мэрию писем граждан, то на протяжении последних 6 лет из 23 наиболее часто встречающихся в них вопросов тема «содержание и эксплуатация жилого фонда» является самой распространенной, второе место занимает тема «жилье». Причем доля вопросов ЖКХ в письмах граждан среди всех поднимаемых москвичами вопросов остается самой высокой – 24-26%.

Если взять последние два года, то в 2010 году по тематике ЖКХ в письмах граждан было поднято 41990 вопросов (37124 – содержание и эксплуатация и 4866 капитальный ремонт домов), а по жилью - 28187, то есть в сумме по «жилищному вопросу» 70177 или 45,5% от общего числа вопросов 155265.

В 2011 году по сравнению с прошлым 2010 годом число писем граждан и поднятых в них вопросов по ЖКХ существенно возросло. Всего за один год правления нового Мэра Москвы прирост писем по вопросам ЖКХ  превысил суммарный рост таких писем за предшествующие пять лет. Так, по ЖКХ было поднято вопросов 67 175 (62197 – содержание и эксплуатация и 5068 капитальный ремонт домов), а по жилью 29373, то есть в сумме по жилищному вопросу 96549 или 37,8% от общего числа вопросов 255432. Для сравнения отметим, что на третьем месте стоят транспортные проблемы города, являющиеся для мэра Москвы самыми приоритетными. Вместе с тем, в 2011 году писем по транспортным проблемам поступило 21263, что составляет всего 8,3% от общего числа вопросов, поднятых москвичами за год. Справедливости ради нужно сказать, что, конечно, темпы роста недовольства москвичей решением транспортной проблемы (более 100% за один год) самое большое. Город просто задыхается от транспорта, что явилось и одной из важных причин расширения его границ. Однако сам транспортный коллапс, эпицентром которого является старая, центральная часть города, произошел по причине игнорирования мнения жителей этой части города, активно протестовавшей против точечной застройки этой территории.

Статистика обращений граждан показывает, что вопросы сохранения существующего жилья волнуют большее число москвичей, чем вопросы получения нового жилья. За шесть лет количество вопросов, связанных с получением жилья возросло в 2 раза, а по вопросам его содержания и эксплуатации в 3,3 раза. При этом в 2011 году вопросов по ЖКХ (содержание и эксплуатация плюс капитальный ремонт) было в 2,3 раза больше, чем по «жилью». Причем, если за последний год число писем по «жилью» подросло лишь на 4,2%, то  по проблемам ЖКХ – на 60%.

При этом необходимо учитывать, что вопрос улучшения жилищных условий, поднимаемый в конкретном письме, касается обычно одной семьи, а вопрос ЖКХ – нередко всего дома. Учитывая, что в Москве около 30 тыс. многоквартирных домов, то получается, что в 2011 году в среднем на один жилой дом  было поднято по два вопроса по тематике ЖКХ.

Как видно, проблемы ЖКХ были самыми актуальными все последние годы, и острота этих проблем росла намного быстрее большинства других городских проблем.

Что касается второй по актуальности проблемы – проблемы «жилья», то здесь ситуация следующая.

На 1 января 2012 года численность населения в Москве составляла 11612943 человек, а по итогам переписи 2002 года 10382754, то есть за неполных десять лет количество москвичей увеличилась более чем на миллион человек.

В Москве  очередь на улучшение жилищных условий на ноябрь 2011 года составляла чуть более 120 тыс. семей и ее движение практически остановилось в связи с примерно равным числом, ежегодно встающих в очередь и выходящих из нее в связи с изменением (в том числе улучшением) жилищных условий. В 2011 году должны были улучшить свои жилищные условия 20 тыс. семей. Для справки: за 10 лет с 2000 по 2010 год в городе было построено 42 млн. кв. м. жилья, в том числе за счет средств бюджета 13 млн. кв. м. Таким образом, в указанный период строилось в среднем по 4,2 кв. м. жилья в год. В соответствии с городской программой «Жилище» за 5 лет планируется построить 12,7 млн. кв.м. жилья, в том числе за счет средств бюджета 3,8 кв. м. При этом жилищные условия должны улучшить 88 тыс. семей, или в среднем 17,6 тыс. семей ежегодно. То есть программа предусматривает строительство в среднем по 2, 54 млн. кв. м. жилья. Как видно в соответствии с программой «Жилище» объем ввода нового жилья в ежегодном измерении в целом будет меньше по сравнению с предыдущим периодом почти в два раза, в том числе и за счет средств бюджета города.

Казалось бы, строй больше социального жилья («экономического  класса») и проблема исчезнет. Но беда-то в том, что из исчезающих деревень, поселков и небольших городков, где остановилась деятельность единственного градообразующего предприятия, все больше людей тянется в районные центра, из них в областные, а из них еще дальше – в Москву. Едут в Москву не только со всех концов России, из стран СНГ, государств бывшего социалистического лагеря, но и из других стран, едут за работой, за удачей.

 

4. Противоречие между объективной ситуацией и субъективным отношением к решению жилищной проблемы или  между «надо  решать и хочу решать»

 

Уже к 2005 году больше половины населения России проживало в городах.  При этом подавляющее большинство людей селилось в многоквартирных, которое строило государство, а не в отдельных домах. Это было оправдано экономически. Благо, что при советской власти, государство брало на себя заботу о предоставлении бесплатного жилья всем нуждающимся. Гонка жилищного строительства, правда, не всегда качественного (вспомните про «фенольные» дома) и комфортного, отодвигала на второй план проблему сохранения жилищного фонда,  как путем проведения текущего ремонта, так и ремонта капитального. Вопросами сохранения жилья также занимались государственные структуры. Жильцы же только пользовались своими комнатами и квартирами, оплачивая лишь небольшую долю необходимой платы за жилищные и коммунальные услуги. Остальное доплачивало государство в виде бюджетных дотаций. Причем в сумме платы жильцов и государственных средств всегда не хватало на нормальную эксплуатацию домов, поскольку на ЖКХ средства из бюджетов разных уровней выделялись по остаточному принципу, а не по нормативу.

 Поэтому недофинансирование жилищного фонда было хроническим. В результаты дома изнашивались и становились аварийными намного быстрее, чем было положено по проекту. Благо проектировщики закладывали в свои проекты строительства значительный запас прочности, вот почему панельные «хрущебы», рассчитанные на 25 лет, живут уже второй срок. У государственных ЖЭКов на балансе были сотни, а то и тысячи домов. Где уж тут усмотреть за каждым домом. Да, и желания особого не было: раз денег на сохранение домов не хватает, чего заботиться, скорее наоборот, чем меньше внимания, тем быстрее дом развалится, а там снесут и новый построят. Исходя из такой логики, эксплуатационщики поступали так: чем дом более ветхий, тем меньше ему внимания. А если и принимали какие-то меры, то лишь реагируя на уровень возмущения жильцов: молчат – и ладно, пишут во все инстанции – надо что-то сделать.

Чтобы хоть как-то наскрести на самые необходимые работы, государственные структуры шли на откровенные приписки количества жилых домов. Автор лично с этим столкнулся, когда работал начальником переписного отдела в Москве во время проведения еще в советское время Всесоюзной переписи населения. Оказалось, что по целому ряду указанных в полученных документах адресов никаких жилых домов в помине не было. А таких обнаружилось аж 10%. Созвонился с переписчиками других районов – та же самая картина. Обратился в райком партии, а там  вместо разъяснений меня вызвали «на ковер» к партийному начальству: «Переписывай «мертвые души» и точка. Иначе вылетишь с работы». Отказался и договорился с другими несогласными о совместном протесте. Тогда нам уступили, боясь огласки.

В решении жилищной проблемы приоритет в течение почти века отдавался интенсивным подходу (то есть строительству новых домов), а не экстенсивному (сохранению жилищного фонда). Поэтому бюджетных средств на ремонт домов выделялось гораздо меньше, чем на новострой. В результате такой государственной политики, вполне разделяемой гражданами России, считающими, что кто-то другой, а именно чиновник должен решить их жилищные проблемы, в Москве, насчитывающей чуть больше 30 тыс. жилых домов, на сегодня около 11 тысяч, то есть треть всего жилищного фонда, нуждается в комплексном капитальном ремонте. При этом темпы нового строительства социального жилья эконом-класса  отстают от темпов перехода жилья в категорию ветхого и аварийного. А это означает только одно: дальнейшее обострение жилищной проблемы.

После разрушения «железного занавеса» многое в стране изменилось. Получив право на приватизацию занимаемых квартир и комнат, граждане России без всякого внешнего нажима, совершенно добровольно воспользовались этим правом и за прошедшие 20 лет практически все наниматели жилых помещений стали собственниками своих комнат и квартир.

Так, на конец 2011 года в Москве, в частной собственности находилось чуть больше 85% жилищного фонда города, то есть фактически весь жилищный фонд, подлежащий приватизации (за исключением аварийного, ветхого и специализированного). Последними приватизировали свои жилые помещения те, кто расстался с надеждой улучшить жилищные условия после сноса своих «пятиэтажек», решив, что пусть хоть что-то, да свое.

Кроме того, с каждым годом мы платили за жилье все больше и больше, одновременно доля бюджетного субсидирования квартирной платы уменьшалась. И сегодня только Москва, да еще несколько регионов крайнего Севера сохраняют такое субсидирование. Жители же остальных регионов, в том числе и соседней Московской области уже не первый год оплачивают 100% размера стоимости жилищно-коммунальных услуг. Что касается северных регионов, то там бюджетная помощь жителя вполне оправдана – здесь несравненно велики затраты на отопление и горячее водоснабжение. Что же касается Москвы, то так называемая «помощь москвичам  в связи с тяготами жизни в самом дорогом городе страны» имеет, прежде всего, политическое значение как гарантия спокойствия и стабильности в столичном регионе. Однако о том, куда и кому идет эта «помощь», чуть ниже.

За последние годы в стране изменилась   структура как управляющих, так жилищных подрядных организаций. Их стало заметно больше, поскольку  наряду с государственными появилось много частных компаний. Конечно, эти частные компании сплошь и рядом контролируются местными чиновниками и никакого серьезного разговора о конкуренции среди них быть не может, но все-таки хоть медленно и трудно процесс создания рынка жилищных и коммунальных услуг идет.

Таким образом, на сегодняшний день мы имеем следующие условия, которые непременно должен учитывать как любой серьезный политик, желающий решить жилищную проблему в масштабах страны, так и обычный гражданин, проживая в своем доме, чтобы в одно прекрасное время не оказаться на улице.

Это, во - первых, исключительная, первостепенная важность надежного и теплого жилища в нашей северной стране для сохранения жизни и продолжения рода, а также все возрастающая острота жилищного кризиса.

Во-вторых, преобладание городского населения над сельским с перспективой дальнейшего увеличения такого преобладания.

В-третьих, проживание большинства населения страны в многоквартирных домах.

В-четвертых, наличие основного объема жилищного фонда в частной собственности граждан, получивших право собственности преимущественно в ходе бесплатной приватизации, и являющихся по западным меркам так называемыми «бедными собственниками».

В-пятых, оплата большинством владельцев квартир жилищно-коммунальных услуг в полном объеме  без получения бюджетных субсидий (за исключением малоимущих), однако в размере меньшем, чем требуется по нормативам в связи с низкими доходами.

В-шестых, рост разнообразия рынка управления и обслуживания жилищного фонда, уменьшение на рынке доли государственных организаций и увеличение доли частных, нередко подконтрольных (или как их называют «аффилированных») местным чиновникам. Сохраняющаяся монополизированность рынка в рамках одного города или отдельного района. Чинение препятствий  местными чиновниками в проникновении на их территорию «чужих» компаний. Непривлекательность сферы ЖКХ для вложении инвестиций и бизнеса из за крайней изношенности инфраструктуры, необходимость вложения значительных средств в модернизацию, значительных «откатов» из этих вложений чиновникам, несовершенство законодательства и большие риски получения даже небольшой прибыли.

В-седьмых, значительную изношенность (от трети до половины и более в зависимости от региона) жилищного фонда, требующего немедленного (то есть сегодня, а не через пять, а тем более не через двадцать лет) капитального ремонта и, вместе с тем, отсутствие у многих собственников помещений личных средств на его проведение, а также нежелание органов власти изыскивать на эти цели бюджетные средства.

 В-восьмых, отсутствие у большинства граждан как собственных средств на приобретение нового жилья, так и права на получение бесплатного жилья через государственные органы. Медленное движение очереди на улучшение жилищных условий, растянувшейся в Москве на два десятка лет. В итоге за многие годы у многих очередников могут существенно измениться жилищные условия: измениться либо нуждаемость, либо доход семьи.

В-девятых, постоянный ежегодный рост тарифов на жилищно-коммунальные услуги, превышающий инфляцию, при сохранении на низком уровне или даже снижении качества  услуг.

В-десятых, неготовность подавляющего большинства собственников жилых помещений самим проявлять заботу и активность по сохранению своего имущества в виде общего дома; непонимание того очевидного факта, что ремонт собственной квартиры на гарантирует ее сохранность, если не сохраняется весь многоквартирный дом; нежелание выяснять, за что конкретно (за какие работы и услуги) они платят деньги  организациям, управляющих их домами. И одновременно, недоверие части собственников жилья к тем жильцам, которые выступают с инициативами по улучшению условий жизни в доме. Склонность верить слухам о личной корысти активистов, нередко участие в распространении таких слухов и противодействие работе инициативных групп.

В-одиннадцатых, рост армии бюрократии, занимающейся решением жилищного вопроса в разных ведомствах, несогласованность ее действий, отсутствие продуманных и обеспеченных ресурсами региональных и федеральной программ по решению жилищного вопроса как в части строительства нового жилья эконом-класса, так и особенно сохранения существующего жилья и повышения его комфортности. Усиление «ручного», волевого управления в решении горячих вопросов ЖКХ. Укрепление авторитарной исполнительной власти (и ослабление представительной, ставшей   зависимой   от    исполнительной),    подавляющей     всяческую инициативу собственников помещений по самоуправлению в многоквартирных дома, постоянно разгорающийся конфликт интересов местных органов власти и жителей домов, связанный с тем, что чиновники хотят ликвидную (доходную) часть ресурсов дома (помещения, землю, другое общее имущество) использовать, в том числе в своих личных интересах и делают это согласованно, а собственники помещений пытаются противодействовать этому, препятствую «разграблению» домов, но пока достаточно слабо и неорганизованно). Нежелание чиновников помогать собственникам помещений стать активными и ответственными владельцами своих квартир и домов, поскольку это лишает их источников получения дополнительных доходов, а также возможности держать граждан в зависимости от себя (сохраняя тем самым «крепостное право» в ЖКХ), в том числе и в политических целях.

В-двенадцатых, наличие в ряде случаев искусственных монополий поставщиков коммунальных услуг, постоянно повышающих свои тарифы при крайне низкой эффективности работы устаревших систем  энергоснабжения, когда до 40 процентов энергии теряется при ее производстве и транспортировке, то есть когда около половины платы за коммунальные услуги уходит на покрытие потерь. Достаточно малое число приборов учета ресурсов потребляемых домами и квартирных приборов, установленных отдельными владельцами помещений. Крайне низкие объемы и темпы работ по ресурсосбережению как при производстве ресурсов, так и при их доставке к дому и поставке конечному потребителю в самом доме. Нераспространенность в жилищном фонде автономных систем энерго-тепло снабжения и локальных источников питьевой воды.

Остановлюсь на этих «двенадцати заповедях» (на самом деле их больше), поскольку считаю их основными, и укажу на заложенное в них явное противоречие:

- с одной стороны, подавляющая часть наших граждан являются собственниками жилых помещений и живут в городах в достаточно старых многоквартирных домах, нуждающихся в капитальном ремонте, при этом они не имеют достаточных средств как на приобретение нового жилья и на капитальный ремонт домов, так и права на бесплатное получение государственной квартиры; оплачивают полную стоимость получаемых жилищных и коммунальных услуг и не имеет никакого другого столь важного для жизни и столь ценного капитала как своя квартира; при этом кроме жилого помещения являются со своими соседями по дому совладельцами общего имущества (станы, крыша, коммуникации и др.), без сохранения которого невозможно сохранить свою квартиру, и поэтому объективно должны стремиться сохранить свое единственное жилье;

- с другой стороны, граждане преимущественно безразличны к сохранению своего дома, не проявляют интереса и активности ни к выбору управляющей домом организации, ни к контролю за ее работой, в том числе за начислениями по квартирной плате, а наоборот нередко мешают тем, кто такой интерес и активность проявляет, подозревая их в корысти и злом умысле. В общем, живут по принципу «и сам не ам, и другому не дам», или же по другому принципу: «моя хата с краю, я ничего не знаю».

При этом органы власти не только не содействуют пробуждению чувству хозяина у собственников помещений, не оказывают помощь в организации и деятельности жилищных товариществ, но и делают все, чтобы самоуправление в жилищной сфере не развивалось, а наоборот, свертывалось.

Что же получается? Казалось бы,  имеются в наличии все объективные обстоятельства, которые должны побудить собственника заниматься проблемами своего дома, и жильцы фактически  обречены на объединение для совместных действий по сохранению дома, однако не делают этого (вернее, не все делают). То есть, если бы кто-то за самих собственников позаботился об этом: власть ли, соседи, они бы не возражали и даже бы порадовались, не сказав при этом «Спасибо», но вот сами-то не хотят.

 

5. Что или кто нам мешает решить наши жилищные проблемы

 

Работая более двадцати лет с обращениями граждан по тематике жилищного самоуправления, организации и деятельности жилищных товариществ, я и сегодня нередко поражаюсь тому, с каким упорством граждане порой отказываются принимать какое-либо участие в улучшении своих условий проживания. Нет, желающих пожаловаться в органы власти на трудное «житье-бытье» предостаточно. Как уже отмечалось, самая массовая почта именно по этой тематике. Что же касается получения государственного бесплатного и особенно нового жилья, то тут нуждающийся все чиновничьи пороги обобьет и десятки, а то и сотни, писем напишет. Но вот чтобы собственную руку приложить к наведению порядка в подъезде своего нынешнего дома или во дворе, добровольцев,  как говорится, «ищи свищи». Говоришь такому жалобщику, приносящему килограммы исписанных бумаг: «Дорогой, у тебя сегодня есть все права, чтобы вместе с другими жильцами решить этот вопрос. Действуй!». Подробно расскажешь, что и как нужно предпринять, ответишь на все каверзные вопросы,  дашь детально разработанные методические рекомендации, контактные телефоны «продвинутых» собственников из других домов, готовых «ради идеи» безвозмездно помочь начинающим, даже согласишься принять участие в первом непростом информационно-разъяснительном собрании жильцов, чтобы развеять все сомнения в необходимости объединять усилия, и думаешь – все, «боец» готов.

Ан  нет,  через месяц-другой приходит этот же заявитель с новой жалобой и просьбой направить в письмо в очередную инстанцию, авось попадется справедливый и строгий чиновник и наведет в его доме чистоту и порядок.

Вот практически полный перечень отговорок, перемешанных с непроверенными слухами и откровенным обманом, по поводу предложения создать совет дома или товарищество собственников жилья и войти в его правление:

- «в доме некому этим заниматься, одни старики и больные»;

- «у нас образованных мало, а дело это сложное»;

- «в  доме все работают, а после работы хочется отдохнуть»;

- «дом старый, его боязно и накладно брать в управление»;

- «у людей нет денег на приведение дома в порядок»;

- «в доме нет ни подвалов, ни  подходящего места для рекламы, чтобы дополнительно подзаработать на ремонт»;

- «я не специалист, каждый должен заниматься своим делом»;

- «никто не хочет мне помогать, активных людей мало»;

- «ЖКХ – это рутинное, скучное, неинтересное дело»;

- «ТСЖ создают одни мошенники, которые собирают деньги и исчезают, а то и продают дом с жильцами», «если в доме ТСЖ, то люди лишаются льгот, субсидий, сразу возрастает квартплата».

Характерно, что нередко основные усилия граждан, с которыми  приходится встречаться в связи с их письмами, направлены  не на созидание, порой они бесцельны, а то и бессмысленны. Чуть ли не в каждом письме главный его мотив – наказать нерадивого чиновника. Дескать, такое наказание поднимет моральный дух остальных жильцов, и они поверят в возможность перемен и начнут помогать. Однако говоришь: «Разве вы не знаете, что наша страна одна из самых коррумпированных, и на место одного хапуги приходит другой?». Знают. Но все равно ищут или «справедливого чиновника», или, даже найдя такого, хотят с его помощью наказать несправедливого. Иной раз, глядя на сумки с бумагами, сетуешь - эту бы энергию, да в созидательных целях на благо дома.

Другие заявители, соглашаясь с наличием в доме плохих условий жизни, никаких перемен не хотят: «Не было бы хуже».  Либо говорят: «А у нас в доме все хорошо! У нас «родная» государственная управляющая организация. Мы ей довольны. Она делает все необходимое». Спрашиваю, а что же она делает? Отвечают: «Моет полы, убирает двор». И все, на этом перечень работ, которыми заявитель доволен, обычно прекращается. Спрашиваю: «Вы отчет у управляющей компании за текущий год запрашивали? Проверяли его на предмет фактически выполненных работ?». Отвечают: «Нет, мы ей доверяем». Некоторые же, исписав в своей жалобе ни одну страницу, в итоге не могут вообще сформулировать, чего же они хотят.

Понятно было бы, если бы пишущие жалобы сами или, объединив соседей, хотели  навести порядок в доме. Так нет же, говорят: «Не созрели». Ну, так созревайте, зачем писать? Или вот как-то пришла  гражданка с просьбой оказать помощь в возврате жильцам технического подвала, незаконно приватизированного Москомимуществом. Я спрашиваю: «А зачем он вам? Может быть, вы хотите сами хозяйствовать, сдать подвал в аренду?». Да, нет, говорит, пока не решили, «созреваем». Однако помогите отнять у  чиновников.

 

6. Когда многие плачут и жалуются, находятся подвижники, которые «тащат воз» наведения порядка в доме

 

За многие года я начитался и наслушался различных обоснований порой откровенной лени и захребетничества предостаточно. Однако неизменно спрашиваю себя: «Почему пусть немногие другие, но, тоже порой едва сводящие в своей нелегкой жизни концы с концами, хлебнувшие немало горя, и пожилые, и инвалиды - соседи того же жалобщика, не жалуются, не выпрашивают помощь у чиновника-нередко вора, а, скрипя зубами, сами тащат  свою лямку да еще и помогают соседям, убеждая содержать дом в порядке? Не дождавшись, берутся за половую тряпку, покупают кисть и краски и молча моют, закрашивают испоганенные стены подъезда и отскребают прилипшую к полу жвачку». А потом глядишь, потихоньку к ним подтягиваются  соседи, а потом и все остальные.

Лет десять назад мне пришлось общаться с жителями одного подъезда старенькой панельной девятиэтажки, буквально живущих одной семьей, у которых этот самый подъезд стал местом совместных праздников и застолий с песнями под гармонь собственного гармониста.  На стенах лестницы - постоянно действующая выставка детского рисунка с обязательной премией в конце года не только ребенку-победителю, но и всем участникам. Действует соревнование жителей разных этажей на лучшее оформление своей лестничной площадки, на которую выносят самые красивые цветы, живописные картины, кашпо, поделки из дерева. Жителю, внесшему наибольший вклад в благоустройство подъезда и двора, вручается самделишная медаль под звуки самочинного  «Гимна подъезда». Ничем их дом не примечателен и они самые обыкновенные москвичи.  Не какие-то там «рыжие», а вполне даже русые, им не больше всех надо и они совсем не хотят изменить мир. Они просто проснулись и уже без истерики считают себя крайними, ответственными и в целом за жизнь, и, в частности, за свой ставший уже родным подъезд и дом, рассуждая: «Если не я, то кто же?!».

Таких примеров в одной только Москве тысячи, однако районные и окружные газеты о них редко пишут. Причем, если жители вложили свой личный посильный труд в преображение подъезда, двора, дома, то разительно в лучшую сторону меняются и они сами. Это уже не как раньше чужие люди, хотя живут в соседних квартирах не один год, а уже приятели, а то и друзья, встречающие друг друга радостными приветствиями, а не как ранее с угрюмыми серыми лицами, стараясь не встречаться взглядами. Важно и другое: небольшой совместный труд, в том числе с участием детей, делает подъезд и двор своим, а не чужим, поэтому случаев вандализма и хулиганства в таких подъездах и дворах практически нет. Да и пользы для здоровья много: люди отрываются от телевизора, больше двигаются, улыбаются. Они уже живут в новом мире, где меньше стрессов и больше друзей. Жизнь уже не представляется им враждебной, потому что они сами изменили ее так, чтобы она приносила ежедневную радость, а не уныние.

Оказывается, что совместно можно сделать многое, причем не обязательно за дополнительные сборы «своих кровных», а  лишь проконтролировав реальное расходование собираемой квартплаты жилищной конторой. При этом найдутся деньги и на поощрение председателя правления жилищного товарищества, и председателя совета дома, остается и на формирование небольшого фонда на текущие расходы.

Характерно, что на «поднятие целины» внутридомовой рутины чаще отваживаются не мужчины, а женщины, лучше понимающие, что уют в «семейном гнездышке» начинается с подъезда, да и само «гнездышко» держится за дерево-дом. Поэтому не могу согласиться  с расхожим доводом некоторых «маститых» экспертов о том, что, дескать, «кухарка не может управлять государством». Мой жизненный опыт говорит как раз об обратном: именно обыкновенные домохозяйки добиваются лучших результатов по наведению  порядка в домах. Они оканчивают специальные курсы, ходят на круглые столы, семинары, конференции, обмениваются знаниями по Интернету и становятся специалистами. Главное, что есть у общественного активиста, взявшегося за управление общим имуществом собственников помещений и чего нет у работника управляющей компании – это знание собственников помещений, умение работать с ними, доверие к нему соседей, а также максимальная и постоянная заинтересованность улучшать условия жизни в СВОЕМ доме. Конечно, встречаются и псевдоактивисты, но их меньшинство, и собственники при желании их могут лишить полномочий представлять свои интересы.

Достаточно редко, в первые ряды активистов по сохранению дома попадают вполне обеспеченные люди, ставшие собственниками жилья в результате дорогостоящей сделки купли-продажи. По этой причине нередко и новые дома быстро приобретают неприглядный вид как снаружи, так и изнутри. Кстати, достаточно часто именно эти обеспеченные собственники жилья являются и злостными должниками по оплате  жилищно-коммунальных услуг (для них квартирная плата – мелочи, на которые можно не обращать внимание). Уедет такой надолго за границу или сдаст квартиру в аренду, не предупредив управляющую компанию, и пошел расти долг по квартплате, а компания, не долго думая, разбрасывает долг на добросовестных плательщиков вместо того, что подать на должника иск в суд. Так проще. В противном случае не оберешься хлопот: нужно нанимать юриста, к тому же и риск есть – суд можно проиграть, поскольку грамотный собственник возьмет да и направит встречный иск о невыполнении компанией своих обязательств по договору управления, запросив акты и сметы на фактически выполненные в доме работы; узнают другие собственники – мало не покажется, можно потерять целый дом, который уйдет к другой управляющей компании.

 

7.               Главная проблема внутри нас – это «философия постороннего»

 

Итак, жилищный вопрос самый важный, самый актуальный, однако он и самый сложный в решении. И причина  сложности  кроется не только, да и не столько во внешних факторах (например, в плохом чиновнике), но в нас самих, в нашем национальном характере.

Личная безответственность, желание переложить ответственность за постановку и решение затрагивающих нас проблем на других – это одна из определяющих черт поведения  или менталитета россиян.

Этот вывод, в том числе доказывает неизменная популярность  замечательных художественных фильмов об особенностях национальной рыбалки и охоты. В них отлично показаны наши типические черты. Мы нередко рассчитываем на удачу, случай, везение, авось, а не стараемся  придерживаться закона, установленного порядка и правил, не стремимся строить обоснованные и выверенные планы и последовательно их выполнять. Как часто мы откладываем важные дела на потом, на завтра, рассчитывая, что проблема «рассосется» сама собой.

Во многих известных русских народных сказках, передающихся из поколения в поколение не одну сотню лет, эти наши особенности хорошо описаны. Однако сколько бы мы ни читали эти сказки детям, ровным счетом ничего по существу не меняется ни в нас самих, ни в наших детях.

Возьмите сказку про Ивана, который выловил щуку в проруби и, лежа на печи, давал ей разные поручения: то, чтобы ведра с водой сами с речки в избу шли, то чтобы печь с лежащим на ней Иваном ездила, как машина по улицам деревни, да и прямо к царю во дворец. Или вспомним другую популярную сказку, как старик опять-таки выловил золотую рыбку (вот она удача) и в обмен на ее свободу просил  по наущению своей своенравной старухи сделать то новое корыто, то построить новый дом, а то и сделать старуху царицей, живущей в богатом дворце.

Невозможно ответить на вопрос, почему нам приятнее созерцать мир, молится о царстве небесном, а немцу доставляет большее удовольствие наводить порядок в своем хозяйстве и приумножать его. Кто-то говорит, что нас отучили быть хозяевами большевики, другие пеняют на наш суровый климат: дескать, чего горбатиться, урожай все равно погибнет: из за позднего ли весеннего заморозка, либо раннего осеннего, либо по причине   засухи, а то и напротив - затяжных дождей, или же град выбьет. А, если вдруг что-то уродит, то отнимет барин или начальник либо разбойник (выкопавший у хозяина картошку на огороде или не пускающий на базар ее продать). Третьи пеняют на низкое плодородие почвы и отдаленность деревень от города, когда затраты на перевозку товара бывают сравнимы с его стоимостью.

 У нас вечно виноват кто-то другой, посторонний: будь то родственники (чаще теща), или власть, или инородцы (чаще американцы, китайцы и другие азиаты) или иноверцы (обычно мусульмане), брежневы, чубайсы, ельцины, гайдары, кириенки, путины либо погода, или же крылатое – «дороги и дураки». Была бы проблема, «стрелочник» всегда найдется.  Правда, себя   дуракам мы обычно не считаем.

Вот краткая зарисовка типичного для многих из нас поведения. Так, умом-то мы понимаем, что, приложив небольшое усилие, можно сэкономить часть квартплаты на раздельном сборе и переработке бытового мусора, но попробуй  заставь нас бросить стеклянную бутылку из под водки в один контейнер, а пластмассовую из под апельсинового сока - в другой: «Ни в жисть».  Причем принципиально: «Мы – свободные люди!». Закурить в лифте с утричка: «Обязательно! Для бодрости». А вот физзарядку - это некогда. Бросить окурок на тротуар, положить пустую бутылку из под воды на пол в метро: «А что тут такого? Есть же дворник, уборщица. Уберут. Мы же налоги платим. Тем более, что урны рядом нет». На работе плохой начальник: «Пашем-то мы, а он ничего не делает, только командует, но зарабатывает вдвое больше». Пивка после работы с друзьями: «Непременно. Имею право. На свои,  заработанные». Дома очередной сериал про доблестные действия милиции до полуночи: «А как же. Нужно расслабиться». Однако время идет. Что-то закашлял, заболели почки. Пошел в больницу, врачей мало, а народу полно: «Откуда берутся эти больные? Куда смотрит власть?». Пришел из больницы, накричал на детей (не делают уроки), поссорился с женой (подала холодный суп). В доме на первом этаже появился круглосуточный вино-водочный магазин. Жена жалуется, что заснуть не может. Требует, чтобы написал куда надо, «А почему я? Почему все время я? Напишешь – еще побьют бандиты, нанятые директрисой магазина». Бедно живу - виноваты богатые: «Забрали себе общенародные природные ресурсы, заводы, землю». Начальник говорит, что плохо работаю. «Но мы все такие – большевики перебили умных, хозяйственных, вывели гены активности». Предложить себя в свидетели совершенного преступления или происшествия, а тем более остановить хулиганские действия – «Увольте. Не оберешься хлопот». Уступить место пожилому, инвалиду, беременной: «Но я ведь тоже устал. Есть другие, помоложе». Поэтому лучше ничего не видеть. Я не случайно взял в кавычки прямую речь. Это реальные слова многих  людей,  которые встречались, думаю, не только в моей жизни.

Вот данные и причинах аварий в строительной отрасли в период с лета 2010 года по осень 2011 год, опубликованные группой компаний «Городской центр экспертиз»: в 44% случаев причиной обрушения зданий и сооружений было несоблюдение технологии строительно-монтажных работ, в том числе требований техники безопасности,  25% - нарушения условий эксплуатации, 15% - брак, низкое качество строительных материалов, 13,5% - ошибки при проектировании, в том числе из за не проведенных или плохо проведенных изысканий, 2,5% - взрывы газа, подвижки грунта, в том числе из за ведущихся по соседству строительных работ. Как видно, практически все причины связаны с  безответственностью людей при выполнении тех или иных работ.

Мы живем в самой суровой по климатическим условиям стране и без теплого жилища в первую же зиму можем погибнуть, но нас это  не особенно сильно беспокоит, несмотря на регулярно повторяющиеся коммунальные катастрофы в различных регионах России. Мы надеемся, верим, невзирая на чуть ли не ежедневные страшные уроки разгильдяйства  и расхлябанности как со стороны чиновников, так и нас самих, что лично нас судьба сбережет, за нас кто-то непременно побеспокоится и решит нашу проблему. Кто-то другой, более ответственный, тот, кому по жизни больше надо, но не я.

А сами-то мы чего хотим в жизни? В чем видим ее смысл? Зачем она нам нужна? Почему пенсионеры, едва сводящие  концы с концами, до недавних пор нередко отдавали последнее в игорных домах, рассчитывая на удачу? Как часто именно удачи мы желаем друг другу на всевозможных торжествах или просто при встрече. Почему, зная о мошенниках и большом риске общения с ними, мы без особого волнения отдаем в руки большие деньги незнакомым людям, гадалкам, заказываем у маститых предсказателей гороскопы, легко попадаем в сети разного рода наперсточников? Почему финансовые и строительные пирамиды ничему нас не учат, и мы с таким трудом собранные деньги вновь спокойно отдаем в сомнительные фирмы? Почему мы нередко тяжело зарабатываем, но легко и не по делу тратим? Лишь бы покрасоваться на миру в красной рубахе, лишь бы гульнуть на славу: кто в Куршавеле, а большинство у себя в неухоженном доме или грязном дворе.

Почему для нас в жизни нет внешнего закона, хотя порой мы его неистово требуем? Мы клеймим власть за то, что она нас обманывает, а сами, выпуская листовку против создания товариществ собственников жилья, придумываем два десятка небылиц об их исходном вреде,  хотя и считаем себя правдистами.

Что мы за люди такие? И вот что интересно. Мы такие не десять, не двадцать и не сто лет. Мы такие давно. Вот что пишет великий русский философ Николай Бердяев в статье «Душа России» в книге «Судьба России», изданной в Москве еще в 1918 году, то есть без малого сто лет назад:

«Государственное овладение необъятными русскими пространствами сопровождалось страшной централизацией, подчинением всей жизни государственному интересу и подавлением свободных личных и общественных сил.

Русская душа ушиблена ширью, она не видит границ, и эта безгранность не освобождает, а порабощает ее.

Россия – самая государственная и самая бюрократическая страна в мире; все в России превращается в орудие политики.

Почвенные слои наши лишены правосознания и даже достоинства, не хотят самодеятельности и активности, всегда полагаются на то, что другие все за них сделают.

И русский народ – самый аполитичный народ.

В русском народе поистине есть свобода духа, которая дается лишь тому, кто не слишком поглощен жаждой земной прибыли и земного благоустройства.

…мировая роль России предполагает пробуждение в ней творческой активности человека, выход из состояния пассивности и растворенности».

Когда же это пробуждение наступит?

Я думаю, что не следует искать причины, объясняющие особенности нашего национального характера. Если пытаться это делать, то может возникнуть мысль его улучшения и подгонки  под характер другого народа, не важно какого: европейского или азиатского. Ничего из этого не выйдет, скорее, навлечет новую беду.  

Национальные особенности – это не беда и не вина наша, это наши родимые пятна. Именно эти особенности позволили нам создать самобытную, глубоко духовную культуру. Поэтому от них не нужно и нельзя избавляться, но о них нужно знать и учитывать как в малом, так и большом деле и особенно в таком жизненно важном, как решение жилищного вопроса.

Возьмем отношение к закону. Пренебрежение законами или правовой нигилизм у нас почти у всех в крови. И не важно - чиновник ты или обычный человек. Мы все в большей степени живем по понятиям, чем по законам. Поэтому наши отечественные депутаты отличаются самой большой активностью в написании новых законов, а затем в  их изменении. Это только у нас возможно, чтобы комитеты Госдумы отчитывались по количеству выпущенных законов. А правильно ли это? Многие  думают, что достаточно все детально и правильно прописать в законе, и жизнь как по мановению волшебной палочки сразу перемениться в лучшую сторону. Отсюда и известные политики, и простые граждане в поисках причин проблем обычно в числе первых называют несовершенство законодательства. Да, оно несовершенно, потому что мы сами далеко не всегда знаем, чего в конечном счете хотим, поэтому не вступаем в партии, не ходим на выборы, призываем голосовать против всех, или голосуем за плохих кандидатов, дабы не стало еще хуже, а плохие депутаты пишут плохие законы; проворовашиеся же чиновники смотрят на плохие законы «сквозь пальцы», а коррумпированные правоохранительные органы на очевидные нарушения со стороны чиновников «закрывают глаза». На прошедшем двадцатилетнем юбилее Конституционного суда РФ его председатель Иван Зорькин, отвечая на вопрос Президента России о состоянии отечественного законодательства,  сказал, что беда не в наших законах (многие из них вполне хороши), а в правоприменительной практике, то есть в исполнении законов. А наплевательским отношением к законам грешат прежде всего сами чиновники, причем в значительной степени безнаказанно (что особенно недопустимо). Простые же граждане, кивая на власть, говорят: «Раз им можно, то и нам нечего быть праведниками». Показательно, что в других развитых странах, иные  законы не меняются веками.

Выскажу предположение, что причина массового правового нигилизма (то есть пренебрежения законами) кроется именно в особенностях нашей нерациональной души, которая преимущественно стремиться к воле (недавно появилась, кстати, и политическая партия «Воля»), а не к материальному достатку. Описать же стремление души к воле никакими законами нельзя, а тем более ограничить это стремление в жизни. Для нас воля – это не  стремление к достижению некого рационального, материального результата, а воля в смысле свободного созерцания, безмятежности, бесцельности, отрешения от действительности, желания действовать по сиюминутному побуждению, возникшему не весть откуда. Именно воля, а не свобода. Свобода – это следование внешнему закон, закону для всех. Нам же превыше внутренний закон,  ощущение внутренней свободы, иллюзия абсолютной свободы.

Но хочется-то одного, а жизнь заставляет делать другое. Отсюда частенько нехорошо на душе. Тошно. Противоречие между внутренним желанием и необходимостью подчиняться внешнему порядку раздражает. И вот он испытанный способ усилить чувство внутренней свободы: соображаем «на троих» под разговор  о плохой власти и бестолковой международной политике государства;  молодежь же разум забивает курением и наркотиками. Не случайно говорят: "Пьяному море по колено". Принял - и воля торжествует, пусть и хмельная. Еще каких-то двадцать лет назад, мы и подумать не могли, что в нашей стране будет в такой степени востребована реклама, что мы будем готовы смотреть интересный фильм по телевизору по три часа, прерываемый через каждые пять минут минутными рекламными роликами или сериалы ежедневно в течение полугода.. Каких-то двадцать с небольшим лет назад мы бы никогда не поверили, что так называемые «спекулянты» станут хозяевами жизни, что страну захлестнет наркомания, СПИД, станут популярными не только западные, но и отечественные боевики с насилием и убийствами. Оказалось, что российской душе это тоже   не чуждо.

Возможно, именно особая свобода духа, пассивность и созерцательность не дает нам найти и описать нашу национальную идею. Совершенно не случайно наш народ принял христианство – достаточно аскетическую религию, потому что россияне хорошо знают, что стать богатым своим трудом в наших природных условиях весьма сложно, отсюда неприязнь и недоверие к имущим, как к нехорошим, грешным людям.

Однако пусть не заподозрит меня читатель в сродстве и выгораживании чиновников (поскольку я и сам чиновник).  Конечно от органов власти, чиновников многое зависит. Что касается национального характера, то они тоже россияне, и в общем такие же, как и мы. Только у них есть отбор (то есть конкурс) на госслужбу: не воруешь – не наш. Философия постороннего им присуща в такой же степени как и нам. Только нас она разъединяет, а их объединяет: то в КПСС, то в «Отечество, вся Россия», а ныне в «Единую Россию». Объединяет, потому, что они точно знают, чего хотят. А хотят известно чего –  «золотую рыбку» и не в сказке, а наяву.

Разве постоянный рост чиновнего аппарата, несмотря на его регулярной сокращение  и нежелание решать вопрос по существу, а отправлять постоянные отписки на жалобам граждан – это не «философия постороннего»? А «спускание» рассмотрения жалобы с верхней инстанции на нижнюю (от Президента России вниз до директора жилищной конторы) – это не из той же «оперы»? Или накручивание на решение даже простого вопроса всевозможных условий, требование предоставить множество справок, согласований от других органов – это разве не желание переложить свою ответственность, свои полномочия на другие органы? А господство самодержавия на многие века, а потом сталинизм, ельценизм и путинизм – это не проявление философии постороннего, когда большинство людей ждут и требуют сильной   руки, а не надеются на себя. Все  из того же  национального корня.

Кстати, и расцветшее взяточничество оттуда же: «Не хочешь, гражданин, сам решать проблему, идешь ко мне-чиновнику за помощью, а я такой же, как и ты - тоже не хочу ее решать. Поэтому вот тебе мой циркуляр из 33 условий. Выполнишь – приходи. Ага? Не можешь?  Не все понятно в постановлении, не можешь получить подпись от умершего? Ну, что же, помогу, в том числе и в нарушение моего циркуляра. Однако, ты же понимаешь, что я это делаю исключительно ради тебя, то есть в порядке исключения, поэтому, как будем решать? В общем, неси, свои подарки, попробую помочь».

Объединяясь каждый раз в ту или иную «партию власти», безответственные (конечно не по отношению к себе, по отношению к правам и законным интересам граждан), ленивые чиновники заставляют простых граждан «бегать по кругу» от одной конторы к другой и, в конце концов, вынуждают нас становится перед ними на колени и давать взятку для решения своего вопроса.

Философия постороннего частенько проявляется и в среде уполномоченных общим собранием собственников помещений жителей: будь то или совет дома, или правление ТСЖ, ЖСК. НА собрании эти люди активно, но их рвение быстро угасает и через полгода председатель совета дома или председатель правлении жилищного товарищества остается один на один с многочисленными, тяжелыми проблемами дома, которые или раздавливают, или побуждают искать неправомерные способы самостимулирования за счет использования в личных интересах общего имущества собственников дома. Виновен ли он один в этом? Думаю, что нет.

 

8. Краткий курс истории решения жилищного вопроса

 

Надо сказать, что острый жилищный кризис в нашей стране возникал неоднократно.  Если брать  за точку отсчета советский период с 1917 года, то первый значительный кризис пришелся на конец первой пятилетки власти большевиков. Об был обусловлен значительным наплывом в города разоренного сельского населения в годы  затяжной Гражданской войны,  разрухой народного хозяйства, ликвидацией частных хозяев многоквартирных домов и отсутствием каких-либо управляющих домами организаций, а также принятием в 1919 декрета, делавшего жилье и коммунальные услуги бесплатными. Все это привело к тому, что к 1922 году в Москве было полностью утрачено более 20% жилищного фонда, а значительная его часть была в неудовлетворительном состоянии.  Жилищный кризис данного периода возник, в том числе из-за непродуманной жилищной политике органов власти, которые сумели его ликвидировать лишь опираясь на самодеятельность жильцов и их поддержку.

Инициативно первые жилищные товарищества жильцов стали появляться в 1921 году, а в 1922 году вышел  декрет советской власти, разрешающий создавать жилищные товарищества, которые стали наиболее активно появляться в крупных городах России, и особенно в Петрограде и Москве. Так в Москве, жилищный фонд которой насчитывал около 30 тысяч жилых домов (примерно столько, как и сегодня, только тогда было намного больше малоквартирных домов) всего за два года появилось почти 8 тысяч жилищных товариществ, которые восстановили весь утраченный жилищный фонд и страна вернулась к его уровню в 1913 году. Способствовала сохранению жилищного фонда и восстановленная в 1922 году платность жилья. Для привлечения граждан к созданию товариществ и сохранению жилища органы власти того периода разработали целую систему привлекательных для жильцов и эффективных мер. Среди них: возможность товарищества самостоятельно назначать и получать квартплату, распределять отремонтированную жилую площадь, использовать восстановленные нежилые помещения для получения дополнительных доходов, получение от государства стройматериалов по льготным ценам на ремонт домов, массовая пропаганда  создания товариществ и целый ряд других.

Таким образом, государство, оказавшись перед лицом острейшего жилищного кризиса при крайнем дефиците бюджета,  при неграмотности значительной части населения, в условиях разрухи, множества внутренних и внешних проблем, нашло единственно правильное решение, создав необходимые условия для проявления самодеятельности и активности граждан в разрешении этой  важнейшей и сложнейшей задачи.

Характерно, что предложенная чиновниками без малого сто лет назад система мер по поддержке жилищного самоуправления до сих пор является уникальной.

Следующий жилищный кризис сложился к началу шестидесятых годов прошлого века также как последствие Великой Отечественной войны и непродуманной жилищной политики властей, в результате которой было ликвидировано и подверглось шельмованию в 30-е годы жилищное самоуправление граждан.

Для преодоления кризиса государство взяло курс на массовое жилищное строительство панельных домов, в том числе и за счет вложенного труда и финансовых средств самих граждан. В 1962 году вышло постановление об индивидуальном и кооперативном жилищном строительстве, в результате выполнения которого в Москве появилось около 2300 кооперативных домов.

Поэтому те, кто говорят, что жилищные товарищества имеют иностранное происхождение и не имеют отечественной истории, глубоко ошибаются. Вообще первые имущественно-земельные комплексы, которые находились в совместной собственности и сохранялись сообща, появились в России несколько веков назад в виде женских и мужских  православных монастырей, которые после гонения на церковь в период большевизма стали восстанавливаться  тысячами живших в них монахов.

В постсоветское время первые товарищества собственников помещений (ТСП-так они тогда назывались)  появились в Москве в 1993 году после выхода в 1992 году распоряжение премьера Правительства Москвы  от 15 октября 1992 г. № 2487-РП «Об оказании помощи товариществам жильцов, приватизировавших квартиры, в осуществлении управления жилыми домами, их содержания и ремонта».

К моменту выхода в 2000 году первой Комплексной городской программы формирования кондоминиумов и создания условий для образования и деятельности товариществ собственников жилья (к появлению которой автор имел непосредственное отношение) в городе насчитывалось уже более 400 товариществ собственников жилья (ТСЖ). Из них 42% взяли дома в собственное управление, остальные заключили договоры с государственными жилищными организациями. За 14 лет к 2006 году органами власти Москвы было выпущено несколько десятков нормативно-правовых документов, направленных на поддержку жилищных товариществ, однако самые существенные их положения регулярно не выполнялись, в том числе по передаче в управление нежилых помещений, оформлении в долевую собственность земельных участков, и данное направление так и не стало приоритетным в деятельности органов власти города, несмотря на неоднократные заявления на этот счет. Очередную декларацию о коренном переломе развития жилищного самоуправления сделал мэр Москвы Лужков Ю.М., провозгласив стратегические цели новой городской программы поддержки жилищного самоуправления (второй по счету) в программной статье «Что делать и чего не допустить. Наболевшие вопросы жилищно-коммунальной реформы», опубликованной в газете «МК» от 28.12.2006 года. В статье, вышедшей затем в виде брошюры массовым тиражом, речь шла о намерении Правительства Москвы дать мощный толчок развитию реформы ЖКХ путем поддержки создания и деятельности ТСЖ, развития рынка управляющих организаций, проведения капитального ремонта домов. В статье говорилось о том, что «создать на бумаге к какой-то дате ТСЖ или формально выбрать для дома управляющую компанию – это еще не значит, на самом деле, создать новую дееспособную и эффективную систему управлению домом», «нам предстоит всячески стимулировать инициативное и, главное, добровольное участие жителей в решении вопроса о формах и методах управления своими домами», о том, что «наша задача – не принуждать и не навязывать определенную модель поведения, а убеждать, разъяснять и содействовать собственникам жилья», для чего «нужна качественная и масштабная разъяснительная работа». Важнейшей задачей Мэр Москвы считал «создание барьеров на пути в систему ЖКХ недобросовестным  «псевдоуправляющим», разного рода нечистоплотным дельцам». За статьей последовало постановление Правительства Москвы от 22 мая 2007 года №398 «О программе поддержки и развития товариществ собственников жилья, жилищных и жилищно-строительных кооперативов на 2007-2009 года и задании на 2010 год», которым предусматривалось за 4 года создание ТСЖ в 13655 домах. Таким образом, с учетом уже действующих в городе около 2000 ТСЖ и 2300 ЖК и ЖСК жилищные объединения к концу 2010 года должны были действовать в 17178 домах  или более чем в половине жилищного фонда города.

На практике же реализация постановления превратилась в  организованную местными властями штурмовщину и профанацию с массовыми нарушениями жилищного законодательства путем создании без участия жителей так называемых «липовых» ТСЖ, то есть произошла полная противоположность того, о чем писал в своей статье Юрий Лужков (я, правда, не очень верю, что сам мэр искренне хотел осуществления своих планов).  Даже по официальным данным Департамента жилищно-коммунального хозяйства и благоустройства города Москвы, который координировал работу по созданию ТСЖ, а потом проводил проверку соблюдения законодательства при создании ТСЖ, в половине созданных товариществ  были выявлены те или иные нарушения, а в четверти из них существенные, а именно: отсутствие первичных документов (как потом записывалось в актах в связи с затоплением, потерей и др.), подтверждающих проведение общих собраний по вопросу создания ТСЖ и фальсификация протоколов собраний.  

Несмотря на тысячи жалоб москвичей о нарушении их прав, руководство Комплекса городского хозяйства Москвы не только не остановило преступный конвейер создания «липовых» юрлиц, но наоборот  приняло решение завершить за последующие пять лет с 2010 по 2014 год процесс принудительной «коллективизации» москвичей и создать ТСЖ во всех жилых домах города. По поручению руководителя Комплекса Петра Бирюкова к началу 2010 года был подготовлено, полностью согласовано и подано на подпись Мэру Москвы постановление Правительства Москвы «О дальнейших мерах по поддержке товариществ собственников жилья», в соответствии с которым в дополнение к ТСЖ, созданным в 9845 многоквартирных домах в период 2007-2009 годах, планировалось организовать за последующие пять лет  ТСЖ еще в 11782 домах. Таким образом, всего за неполных восемь лет ТСЖ должны были появиться в 21727 многоквартирных домах, а с учетом  созданных до 2007 года 2000 ТСЖ и 2300 ТСК и ЖК,  жилищные товарищества должны были появиться в более чем 26 тыс. многоквартирных домов города. Однако этим планам помешал Уполномоченный по правам человека в городе Москве Александр Музыкантский, направивший в феврале 2010 годы письмо Юрию Лужкову, в котором в жесткой форме потребовал прекратить массовое беззаконие и не подписывать постановление (автор готовил проект этого письма). Представленная Мэру информация была настолько убедительна, что он дал указание не выпускать постановление, провести расширенное совещание по данному вопросу и вынести его на заседание Правительства Москвы. К сожалению, несмотря на все усилия Уполномоченного, совещание и заседание Правительства так и не были проведены, хотя создание ТСЖ по инициативе органов власти прекратилось.

Итак, что же мы имеем с созданием ТСЖ в период 2007-2011 годы. По данным налоговой инспекции, которая регистрировала ТСЖ, в 2007 году в рамках городской программы не было зарегистрировано ни одного ТСЖ, поскольку в то время установленные законом условия регистрации были практически невыполнимыми. В связи с облегчением процедуры регистрация новых  ТСЖ началась в 2008 году. За этот год было зарегистрировано 4361 ТСЖ, а в 2009 году еще 1949. Итого за два года было зарегистрировано 6310 ТСЖ. Необходимо отметить, что на создание ТСЖ в одном доме Правительство Москвы выделяло в среднем около 50 тыс. рублей. Поэтому те чиновники, которые, засучив рукава, встали за конвейер создания ТСЖ, сразу смекнули, что бегать по подъездам и убеждать собственников в необходимости создания жилищного объединения не нужно, а достаточно сфабриковать липовый протокол общего собрания о создании ТСЖ, причем не в одном доме, а сразу в нескольких, нередко в десятках, тем более, что начальство давило и требовало под угрозой увольнения давать количество. Посидишь за компьютером эдак вечерочек, печатая типовые протоколы, и подписывая их поддельными подписями, глядишь, миллион, а то и три, заработал. Поскольку в  2010 году ТСЖ в рамках городской программы ТСЖ уже не создавались, то в этот год было зарегистрировано всего 82 ТСЖ, а в следующий 2011 год еще меньше – 68, причем за вторую половину года  всего 15. Такое снижение числа ТСЖ связано как с дискредитацией института жилищного самоуправления массовыми нарушениями при создании ТСЖ, так и усложнением процедуры создания и регистрации ТСЖ после  принятия поправок в Жилищный кодекс РФ летом 2011 годы, якобы направленных на недопущение нарушений при создании ТСЖ, в частности, фальсификации протоколов общих собрания.  Характерно, что в период проведения городской программы поддержки создания ТСЖ они практически не ликвидировались: в 2008 - 2009 годах было ликвидировано всего по 15 ТСЖ ежегодно. Однако после завершения программы процесс ликвидации ТСЖ стал набирать силу: в 2010 году было ликвидировано 146 ТСЖ, а в 2011 году – 361 (в том числе по решению суда 238, из них по исковым заявлений работников прокуратуры в связи с обращениями граждан -130). Надо сказать, что в период реализации городской программы создания ТСЖ местными органами власти не поощрялась передача домов в управление ТСЖ. Нужны были преимущественно «липовые» ТСЖ, подконтрольные чиновникам, председатели правления которых должны были заключить договор с угодной власти управляющей компанией. Яркий пример – ТСЖ «Наше Митино», созданное работниками ГУП ДЕЗ района Митино под лозунгом «сохранения единства городского хозяйства», в которое первоначально вошло 85 домов (оно по инициативе Уполномоченного в конце концов было ликвидировано по решению суда. Но процесс шел с большим сопротивлением почти полтора года).

 

9. Что делать

 

Нередко даже известные специалисты в сфере ЖКХ называют ошибкой бесплатную передачу в собственность жителям их квартир, указывая на пример соседних европейских стран, где  в собственности прежде всего обеспеченных граждан находится: в Германии не более 46%, в Великобритании 68%. Обычно это отдельные дома, остальные граждане, как правило, арендуют  жилье. Говоря, что поскольку бедный собственник не может сам содержать свою собственность, эти эксперты предлагают использовать различные методы для побуждения жителей к деприватизации жилья. Кстати, и в государственной программе города Москвы на 2012-2016 годы «Жилище» говорится о необходимости работы в этом направлении. Утверждается, что повышение платы за жилье будет побуждать граждан к  деприватизации жилых помещений.

Однако вряд  ли большинство собственников легко согласятся вынужденной деприватизацией. Ведь не случайно бывшие наниматели жилья в большинстве своем воспользовались правом бесплатной приватизации,  поскольку увидели в этом много плюсов.

Выгоды собственного жилья хорошо известны и давно оценены россиянами: собственную квартиру можно передать в наследство детям, родным и знакомым, подарить, заложить в банке, а в случае крайней необходимости продать, получив не только деньги, но,  при желании, еще и меньшее по площади жилье, при излишках площади сдать  в аренду, одинокие пенсионеры заключают договор пожизненной ренты, гарантируя себе обслуживание (уборка квартиры, покупка продуктов питания и др.). Кроме того, собственник помещения сам решает, кого и на какое время он может в своей  квартире зарегистрировать. Также собственник имеет право голоса на общем собрании собственников по вопросам содержания и ремонта дома, использования общего имущества, проведения капитального ремонта и реконструкции дома; он может требовать выполнения условий договора с управляющей организацией, имея право самому сохранять свой дом. Я знаю ТСЖ и ЖСК, которые благодаря своей хозяйственной деятельности существенно снижают плату за жилищные и коммунальные услуги даже по сравнению с тарифами, устанавливаемыми Правительством Москвы. Конечно, все эти права собственник помещения получает вместе с ответственностью за дом.  

Что касается минусов приватизации, например, необходимости платить налог на недвижимость, то было бы правильно его вообще не вводить для граждан, не имеющих излишков площади и проживающих в домах старой застройки, либо сделать сравнительно небольшим. Пока в стране достаточно много малообеспеченных людей такая мера была бы оправдана, как и ликвидация налогового бремени с деятельности малых и средних предприятий. Тем более, что создаваемые жилищные товарищества – это некоммерческие организации, единственной целью которых является сохранение  жилого помещения.

Если же к деприватизации органы власти будут понуждать непопулярными мерами, то, убежден, собственники помещений в массе своей такие меры не поддержат и выйдут на улицы.

Есть и такие особо «продвинутые» специалисты, которые высказывают предложение лишить собственников помещений  права на общее имущество, чтобы, дескать, снять с них эту ненужную заботу, поскольку при приватизации ни о каком общем имуществе речи не было, и передать право собственности на дом или государственным органам или частным физическим и юридическим лицам. Однако, если принять такие предложения, права собственников будут резко сокращены и условия проживания их будут сильно зависеть от воли владельца дома, который сам сможет устанавливать размер квартирной платы, при этом стараясь, естественно, ее увеличить для получения большей прибыли с тем, чтобы вытеснить из дома малоимущих или нежелательных собственников. Также хозяин домам сможет единолично принимать решение о внесении дома в качестве залога в банк (с возможными негативными для жильцов последствиями), а также решение о сносе, реконструкции (то есть и об отселении) и, наконец, продаже дома. Как видно, такой вариант «облегчения» нынешнего беремени собственника может обернуться другими неприятностями.

Также предлагается ввести в сфере управления и облуживания жилищного фонда обязательное участие компаний в саморегулируемых организациях (СРО). Полагаю, что СРО не улучшит качество работ и услуг в сфере ЖКХ, как не улучшило ситуацию создание первых СРО в строительстве. Бывший министр Министерства регионального развития РФ Виктор Басаргин, выступая 6 марта 2012 года на заседании Комитета по профессиональному образованию Национального объединения строителей, заявил, что исключение государства из регулирования процесса в строительстве (путем создания СРО) в обмен на повышение ответственности профессионального сообщества не привело к повышению ответственности.

Почему это не произошло? Потому, что эффективная деятельность СРО в любой сфере деятельности возможна только в правовом государстве, в странах, где создано гражданское общество, где практически отсутствует коррупция, где развиты рыночные отношения. У нас в стране этого ничего нет. Потому что, как писал известный баснописец Крылов в своей басне «Квартет»,  как ни рассаживай плохих музыкантов (добровольно ли, принудительно) хорошей музыки от них не дождешься. У нас в стране профессиональное сообщество управляющих и подрядных компаний не завязано своими интересами на собственников помещений, никак не мотивировано работать качественно, а зависит от местных чиновников.

На митингах оппозиции я обращал внимание на появление многих самодельных транспорантов, призывающих людей «проснуться», «выдавить из себя раба», «встать с колен» и подобных. Очень правильные призывы. Необходимо только определиться, что и как нужно сделать, чтобы, однажды проснувшись, не заснуть вновь.

Вполне возможно, что исторический смысл решения  жилищного вопроса как раз и состоит в том, чтобы россияне, наконец, нашли и установили границы своей ответственности. И границы эти увидели в самом дорогом для себя, в самом важном для жизни - в своем жилище, в своем доме. Ощутили, наконец, себя подлинными хозяевами не только своего дома и своего двора, но и затем своего района,  города и, наконец, государства. И начали хозяйствовать сами, а не перекладывали эту ответственность очередной раз на  чиновника. Мы ведь этого чиновника давно и хорошо знаем. Наобещает нам «молочные реки с кисельными берегами», а получается  «не как лучше, а как  всегда».

В связи с этим думается, что непосредственное участие граждан в решении «жилищного вопроса» - именно та, наиболее значимая деятельность, которая при правильной ее организации сможет многих из нас разбудить. А просыпаться пора бы, потому что куда ни глянь везде худо, и распад страны на удельные княжества уже не очередная страшилка, а достаточно близкая реальность. Однако вряд ли распад государства снимет существующие проблемы, скорее создаст новые.

 

Так, что же все-таки делать, чтобы  реально начать решать жилищный вопрос, а не топтаться на месте, забалтывая его перечислением проблем. Вот ряд,  основных предложений, которые считаю первоочередными:

1. Необходимо радикально изменить существующую государственную политику, направленную на решение жилищной нужды преимущественно (если не сказать исключительно) путем нового строительства жилых домов. Разработать государственную и региональные жилищные программы,  в которых приоритетное место должно отводиться наравне со строительством жилья экономического класса задаче сохранения уже существующего жилья. Конечно,  строить дешевого жилья нужно больше, в том числе не только за бюджетные средства, но и силами и за счет средств самих нуждающихся, возродив кооперативное строительство без выкупа права на земельный участок, без посредников и многочисленных согласований проектов застройки. Выступать заказчиками строительства должны также сами собственники помещений на своей земле. При этом жители и их представители должны быть непременными участниками градостроительной деятельности на всех ее этапах, начиная с разработки проекта генерального плана застройки города, его обсуждения и принятия и заканчивая работой в государственной комиссии по приемке новых домов. Вот тогда не будет конфликтов по поводу точечной застройки, сноса памятников истории и культуры, сотен недоделок в новых домах, завершение которых растягивается на годы и превращается в килограммы отписок из органов власти. Пока власть не научиться уважать мнение жителей, не станет подконтрольна населению, жилищную и другие проблемы не решить.

2. Признав многоквартирный дом объектом повышенной опасности, в целях обеспечения безопасности проживания следует обязать собственников помещений создавать жилищные объединения для сохранения своего дома, одновременно органы власти должны помочь им сформировать имущественно-земельный комплекс (в течение 1-2 лет), оценить его стоимость и стоимость капитального ремонта, зарегистрировать дом как объект права домовладельцев и застраховать, актуализировать техническую документацию на дом и безвозмездно передать собственникам помещений полный комплект технической документации на дом. При этом органы власти должны  помочь собственникам сделать все это достаточно быстро и без каких-либо существенных материальных затрат со стороны жителей.

Развитие жилищного самоуправления собственников помещений многоквартирных домов, и домов индивидуальных в коттеджных поселках, таунхаусах должно стать не только ключевым звеном реформы ЖКХ, но и важнейшим условием становления правового государства и гражданского общества.

Должен быть разработан упрощенный порядок возврата собственникам помещений нежилых помещений, являющихся объектами общего имущества, но оформленных в государственную или муниципальную собственность, а также порядок оформления придомового земельного участка в режиме «одно окно». При этом должен быть установлен минимальный срок оформления земли без необоснованных отказов в связи с якобы наличием на земле участков общего пользования (детских и спортивных площадок, автомобильных парковок и др.). Налог на земельные участки, находящиеся в общей долевой собственности должен быть аннулирован. Собственники помещений, оплачивая его содержание и благоустройство, снимают тем самым нагрузку с бюджета. И этого достаточно. Ликвидирован должен быть и налог с нежилых помещений, находящихся в перечне общего имущества. Эти меры должны помочь собственникам помещений, ставших таковыми в результате приватизации, выполнять важную государственную задачу по сохранению домов.

Кроме того, собственникам помещений должны быть безвозмездно переданы нежилые помещения, необходимые для управления домами.

Целесообразно передать объединениям собственников помещений многоквартирных домов в оперативное управление государственные, муниципальные нежилые и жилые помещения, а также право представлять интересы  по этим помещениям на собраниях собственников помещений, членов товариществ собственников жилья. Это повысит ответственность собственников помещений, уменьшит число конфликтов интересов между собственниками, улучшит взаимодействие между собственниками, нанимателями и арендаторами.

Следует признать, что пробуждение чувства хозяина у россиян вообще, и у собственников жилых помещений по отношению к своему дому, в частности, – это сложнейшая психологическая проблема, имеющая многовековые корни в истории страны, но и одновременно наиболее важная.

Сложность задачи обусловлена, в том числе тем, что жители многоквартирного дома – это особая общность людей, специально не формировавшаяся под решение задачи сохранения дома, имеющая порой существенно разные знания и интересы, менталитет, но в силу закона и сложившихся обстоятельств вынужденная совместно заниматься ее решением.

Задача сохранения существующего жилья должна стать не только региональной, но и федеральной, и быть не менее важной, чем задача обороноспособности страны, соответственно и финансирование решения этой задачи должны быть соответствующим.

3. Разработать с участием экспертов общественных жилищных объединений государственную и региональные программы капитального ремонта жилых домов, предусматривающие завершение ремонта во всех нуждающихся в нем домах в ограниченные сроки, например, не позднее 3-5 лет. Государство должно выполнить свое обязательство по проведению капремонта за бюджетные средства. Однако те жители, которые хотят сделать ремонт быстрее и могут уже сегодня внести свою долю в проведение ремонта, должны получить бюджетную субсидию. Вообще же я считаю, что все жители, независимо от имущественных возможностей могли бы внести  единовременно некую минимальную сумму в ремонт: скажем, сто или тысячу рублей. Это был бы важный «кирпичик» в здание, которое называется «мой дом». Также исключительно важно участие жителей в обследовании технического состояния своего дома совместно со специализированной организацией. Хозяином не станешь, если не увидишь все «больные места» своего дома и не зафиксируешь их «лечение» в перечне работ. Не исключается и инициатива части жителей вложить свой личный труд в ремонт дома. Весьма желательно, чтобы государство продавало строительные материалы для проведения ремонта по льготным ценам и сняло налоги с подрядных строительных организаций, привлекаемых к проведению работ. Минимальными должны быть расходы и при проведении проектных работ. Жители дома должны знать, что и как предполагается делать в доме и жестко контролировать применение необходимых материалов и технологии выполнения работ. А подпись уполномоченного собственника в акте приемке работ должна стоять на первом месте и без нее работы не должны приниматься. Те же, кто готов делать ремонт по схеме банковского кредитования, могли бы получить от госструктур безвозмездно в качестве залога государственные нежилые помещения в своих домах или освободившиеся жилые, либо часть государственных ценных бумаг в доходных коммерческих предприятиях, в том числе предприятиях жилищно-коммунального комплекса. Очевидно, что к таким «народным предприятиям» было бы и меньше вопросов по поводу роста тарифов. Представляется перспективной идея проведения капремонта в рамках инвестиционного контракта по строительству мансард, надстройки многоквартирных домов. Опять-таки заказчиками строительства должны быть сами жители. Во всяком случае, накопительные программы проведения будущего ремонта за счет ежемесячных взносов жителей  мне представляются порочными, из-за существующей политической и экономической нестабильности. Кроме того, ремонт нужно делать сегодня, а не копить на него деньги многие годы, когда и смысла ремонтировать уже не будет.

Ремонт должен сопровождаться проведением ресурсосберегающих мероприятий по снижению теплопотерь дома и установкой энергоэффективного оборудования. После завершения ремонта квартирная плата должна быть уменьшена либо как минимум заморожена на определенное время.

Во всех схемах проведения ремонта заказчиками проведения работ должны выступать сами собственники помещений.

Жители города должны стать также заказчиками нового строительства жилых домов как непосредственно, так и через своих представителей в органах местного самоуправления. Для этого следует изменить структуру и полномочия органов исполнительной и представительной власти в городе, вернувшись к существовавшей до 1993 года структуре районных советов и их исполнительных органов.

4. Предоставление бесплатного или частично дотируемого из бюджета города жилья также должно быть под контролем общественности. При этом следует рассмотреть возможность автоматизированной организации распределения жилой площади нуждающимся с правом любого очередника контролировать движение очереди. Это исключит процветающую в этой сфере коррупцию и нарушение прав очередников.

5. Одновременно с новым строительством жилья следует развернуть широкомасштабную компанию по привлечению жителей к сохранению своих домов. Под эту цель необходимо создать специальные управленческие структуры на всех уровнях органов исполнительной власти и местного самоуправления, начиная с Правительства РФ, где необходимо создать новое Министерство жилищного хозяйства на базе существующего профильного департамента в Министерстве регионального развития. При этом все другие структуры, должны быть отстранены от решения жилищной проблемы, чтобы не было ни дублирования функций, ни заматывания проблемы в различных ведомствах.

Одной из основных задач новых структур должна быть пропаганда, распространение и поддержка лучшего опыта деятельности собственников помещений по сохранению своих домов. Всякая позитивная жилищная инициатива должна поощряться и получать поддержку, а каждый случай зажима такой инициативы со стороны чиновников должен осуждаться, и пресекаться и серьезно дисциплинарно наказываться. Вообще вмешательство госорганов в жилищное самоуправление должно быть минимальным. Не мешать – это первичное и важнейшее условие развития всякой инициативы, в том числе самоуправления в жилищной сфере.

При этом следует максимально передать новым жилищным структурам существующие полномочия других государственных органов, чтобы не получалось, как сегодня: «У семи нянек дитя без глузу». Вот тогда таким структурам можно и поставить конкретную задачу, и спросить за ее выполнение.

6. Органы исполнительной власти регионов должны признать факты массового нарушения действующего законодательства при создании ТСЖ, выбору управляющих компаний. Организаторы противоправных нарушений должны быть наказаны. Это необходимо сделать для восстановления доверия к органам власти и реабилитации товариществ собственников жилья.

Без принципиальной оценки результатов так называемого «реформирования ЖКХ» проведение эффективной жилищной политики в принципе невозможно.

7. Необходимо проводить серьезную научно-исследовательскую работу по изучению лучшего опыта жилищного самоуправления, а также причин неудач. Выпускать учебные и методические материалы по результатам исследований.

8. Следует создать систему обучения  практике наведения порядка в домах, начиная с детского сада, начальных классов школы и заканчивая ВУЗами, общественными конференциями, семинарами и круглыми столами. Важное место в системе обучения должны занять учебно-практические школы на базе лучших жилищных объединений. В регионах, городах, поселках должны быть созданы государственные сервисные центры по развитию жилищного самоуправления, где собственники помещений могли бы получить квалифицированную юридическую, экономическую, бухгалтерскую, организационную, методическую и другую помощь. Сервисные центры должны стать своеобразными инкубаторами эффективных жилищных объединений граждан. Сервисные центры необходимо подчинить региональным департаментам, территориальным органам управления жилищного хозяйства. В частности, в Москве сервисные центры следовало бы создать на базе нынешних ГУ ИС районов, используя, прежде всего имеющиеся у них помещения, офисную технику и частично кадровый состав.

 9. Необходимо привлечь средства массовой информации к постоянной и грамотной пропаганде лучшего опыта жителей. Героем дня СМИ должен быть активный житель, добившийся конкретного и полезного всем результата. Следует сменить негативный фон публикаций о ситуации в ЖКХ, доминирующий в печатных и электронных СМИ. Хватит пугать людей нередко единичными фактами безобразий, имеющих место в жилищных объединениях! Сенсацией должен быть положительный опыт многодетной домохозяйки по надстройке своего дома и его ремонте, по благоустройству двора, по внедрению ресурсосберегающего оборудования и т.п., чтобы этот опыт убеждал тех пессимистов, которые ищут причины уйти в сторону, а не вкладывать свой труд в дом.

10. В каждой пятиэтажке найдется 2-3 жителя, которые при минимальной помощи, поведут за собой остальных. Основная задача заключается именно в поиске этих людей и выяснении необходимой им помощи. Не нужно стараться сделать всех активистами. Не каждый может и должен быть лидером, принимающим решение, но ответственные исполнители не менее важны. Все люди разные и работать в первую очередь нужно с теми, кто хоть как-то откликнулся на призыв к совместной работе. Возможно, первичный актив окажется не самым лучшим, потому что более серьезные и профессионально подготовленные люди обычно не спешат проявляться, приглядываясь, насколько серьезна затея его соседей. Авторитетный и знающий лидер, в конце концов, проявится и подхватит начатое первопроходцами, взяв их в помощники.

Выявлять же неравнодушных людей относительно просто. Следует провести в доме опрос жителей с помощью самостоятельно разработанной анкеты на предмет удовлетворенности условиями проживания, попросите дать оценку деятельности управляющей организации, выясните, чем не удовлетворены люди, обратитесь с просьбой дать предложения по созданию комфортных условий жизни в доме и благоустройству двора. В анкете кроме так называемых «закрытых» вопросов, когда необходимо дать краткие ответы «да», «нет», «затрудняюсь ответить», необходимо предусмотреть и «открытые», когда человек сам формулирует ответ или предложение. Именно эти последние ответы покажет, кто проявляет интерес и, следовательно, может стать активистом. В заключение анкеты нужно выяснить у респондента его готовность совместно с вами наводить  порядок в доме. Не забудьте попросить контактный номер телефона и адрес электронной почты, указав свои контакты. По сумме позитивных ответов и готовности людей отвечать на «открытые» вопросы более обстоятельно можно подготовить список кандидатов в актив. Обзвонив после опроса этих людей по телефону, договоритесь о совместной встрече, на которой обсудите план первичных действий, поставив задачи перед каждым участником, учитывая его возможности и знания.

Всякое противодействие деятельности активистов-жителей должно решительно и строго пресекаться, а виновный наказываться.

11. В целях уменьшения жалоб в адрес органов власти со стороны граждан в части решения жилищной проблемы, вся информация по данной проблеме должны быть максимально открытой, а все действия властей должны осуществляться в тесном контакте с населением и, прежде всего, с активной ее частью через создаваемые общественные совета, проведение встреч, круглых столов, публичных слушаний и т.п.

12. Что касается Москвы, то здесь необходимо быстрее отказываться от предоставления бюджетных субсидий на оплату жилищных услуг всем, имеющим единственное жилье, и вводить 100% оплату самими жителями за исключением малоимущих. Эту «пуповину» зависимости собственников помещений дома от органов власти необходимо скорее разрезать, потому что она не позволяет жителям стать ответственными собственниками, полноценными заказчиками услуг, сдерживает развитие рыночных отношений в сфере ЖКХ. Ответственно утверждаю, что бюджетная поддержка идет преимущественно в карманы как ее получающих, так и дающих, за исключением ТСЖ и ЖСК, управляющих своими домами самостоятельно. Они считают каждую копейку, потому что члены этих организаций с них спрашивают при отчетах.

Деятельность: