Тепло и холод монополиста

Версия для печатиОтправить на почтуPDF версия

Не нужно объяснять, что значит теплый дом для большинства российских регионов. Поэтому–то и в платежках за жилищно-коммунальные услуги плата за отопление, как правило, заметно превышает другие платежи.

Однако эта дорогая и так нужная услуга не всегда только греет, но порой и обдает холодком при недотопах, или же наоборот бросает в пот при перетопах и всегда кусается своими тарифами. Если регулярно просматривать материалы СМИ по вопросам ЖКХ, то тематика тарифов на услуги ЖКХ там превалирует, причем особенно популярна проблема роста тарифов и их прозрачности. Реже появляются материалы о качестве коммунальных услуг, хотя порой этот показатель сопоставим по значимости с наличием самой услуги. Скажем, когда холодная вода из крана течет, а пить ее нельзя, в том числе даже после кипячения. Или, когда нам приходится включать электронагреватель при едва теплых трубах и ржавой горячей воде, которой ни помыть посуду, ни самому помыться нельзя.

Более или менее понятен рост тарифов на тепло в связи с ростом инфляции или ростом мировых цен на энергоносители, или даже в связи с ростом затрат на эксплуатацию стареньких тепловых станций, котельных и латанных-перелатанных тепловых сетей. Но никак не понятен рост платежей в результате различного роста махинаций ресурсоснабжающих организаций, проводимых либо при прямом участии местных чиновников, либо при их покровительстве. И еще более непонятно поведение правоохранительных органов (полиции и прокуратуры) а также судов, не замечающих явного нарушения прав потребителей.

Зная особенности психологии россиян, преимущественно низкую активность, ответственность и организованность собственников помещений, до момента проведения специального исследования всегда полагал, что в деятельности жилищных объединений граждан (ТСЖ, ЖК, ЖСК) основными являются так называемые «внутренние» проблемы, а именно, проблемы связанные с взаимоотношения собственников помещений многоквартирных домов между собой и особенно между выборными органами жилищных объединений (членов правления, прежде всего его председателя, и членов ревизионной комиссии) и рядовыми собственниками.

Однако научно-исследовательская работа по теме «Анализ практики работы товариществ собственников жилья, самостоятельно занимающихся управлением многоквартирными домами», проведенная в 2011 году в Москве Фондом «Институт Экономики Города» по заказу Уполномоченного по правам человека в городе Москве (автор участвовал в разработке технического задания исследования), показала, что я ошибался. Анкетирование председателей правлений 40 ТСЖ, управляющих своими домами самостоятельно, выявило, что «внутренние» проблемы не более значимы, чем «внешние», а при роста «стажа» ТСЖ роль «внутренних» проблем постепенно снижается, а роль «внешних» - наоборот повышается. При этом наиболее значимой «внешней» проблемой товариществ является сложность взаимодействия с ресурсоснабжающими организациями (этот ответ выбрали 55% всех респондентов. Для сравнения, на сложность межличностных отношений в самих товариществах указали менее 30% опрошенных). Обнаружилась заметная разница между ответами председателей «старых» ТСЖ, созданных до 2002 года, то есть более опытных, и «новых» ТСЖ, организованных в период массового создания товариществ в соответствии с городской программой в 2008-2009 годы.

Так, на сложность формирования договорных отношений с ресурсоснабжающими организациями указали 64% респондентов из первой группы и 50% - из второй. Проблемы, обусловленные неурегулированностью оплаты по приборам учета и непрозрачностью счетов, отметили также 64% респондентов из первой группы и только 42% из второй. Неудовлетворенность надлежащим качеством поставляемых ресурсов выразили 71% респондентов из первой группы и лишь 31% - из второй.

Основные претензии, высказанные в адрес ОАО МОЭК (Московская объединенная энергетическая компания), Мосводоканал и Мосэнергосбыт, выражались в том, что ресурсоснабжающие организации, как монополисты, соблюдают только свои интересы и не учитывают интересы потребителей. Причем, больше всего претензий именно к ОАО МОЭК.

Разницу в ответах более и менее опытных председателей правлений можно объяснить тем, что у «новичков» много проблем, связанных с начальным периодом становления, в том числе: с получением технической документации от предыдущей управляющей организации, попытками оформления в долевую собственность земельного участка, возврата нежилых помещений, относящихся к общему имуществу, в обую долевую собственность, заключением договоров управления с не членами ТСЖ и других. Более опытные председатели правлений «уже научились считать деньги», поскольку они в большей степени ответственны за расходы перед своими членами товариществ, поэтому они стараются разобраться в том, за что и сколько платит товарищество по свои договорам.

Типичным предметом споров между жилищными товариществами и тепловиками является необоснованно завышенная плата, выставляемая за предоставляемые ресурсы. Вот несколько примеров из жизни.

В августе ТСЖ «МЖК «Покровка», действующее в центре столицы в 4-х домах дореволюционной постройки, впоследствии реконструированных комсомольским активом, затем в них заселившимся получило счет от ОАО МОЭК в размере более 3 млн. рублей на погашение задолженности за отпущенную тепловую энергию. В результате состоявшихся переговоров с тепловиками счет был уменьшен до 2 млн. рублей, но в Арбитражный суд г. Москвы ресурсоснабжающая организация, тем не менее, направила иск на оплату более 1,3 млн. рублей. Защищаясь, ТСЖ попросило Банк Москвы направить своего представителя в суд и принести информацию о платежах собственников помещений по горячей воде и отоплению, что банк и сделал, предоставив в суд кипу ежемесячных платежек жителей за весь спорный период. Необходимо отметить, что по предоставлению услуги отопления у ТСЖ был договор с управляющей домом организацией «Дом-Мастер» только по нежилым помещениям, находящимся в аренде с жилищным товариществом, а также по другим помещениям общего домового имущества. В судебном заседании судья спросила истца МОЭК о наличии договорных отношений с ТСЖ. Представитель истца ответил, что таковых нет. После этого суд принял решение об отказе в удовлетворении требований истца, поскольку ТСЖ не является надлежащим ответчиком. Однако МОЭК подал апелляцию в Московский городской суд. Представитель ТСЖ в это время был в отпуске на излечении, поэтому просил суд перенести заседание, но суд заседание не перенес и принял решение…но уже в пользу МОЭК.

Одновременно с этим судебным процессом шли переговоры ТСЖ с МОЭК на предмет ответственности за эксплуатацию транзитных трубопроводов, проходящих по подвалам 4-х домов ТСЖ. Поскольку эти трубопроводы проходят по нежилым помещениям, сдаваемым товариществом в аренду, оно вынуждено их обслуживать, ремонтировать, оплачивая соответствующие работы. Однако МОЭК отказался заключать договор с товариществом на оплату данных работ, утверждая, что зона их эксплуатационной ответственности кончается на входе коммуникаций в стену первого дома. На совещании в Управе района с участием представителя ТСЖ, куда приглашенный представитель МОЭК не явился, стало ясно, что Центральный тепловой пункт был передан в собственность МОЭКу, а вот про сети, в том числе про транзитный трубопровод в домах ТСЖ, как-то забыли, и они остались бесхозными.

Разбираясь с причиной долга тепловикам, председатель правления ТСЖ обратился к директору управляющей компании «Дом-Мастер» с вопросом о соблюдении заключенного договора на отопление и горячее водоснабжение нежилых помещений. И тут выяснилось, что управляющая компания, регулярно получая средства от ТСЖ, ничего в ресурсоснабжающую организацию не перечисляла, потому что в своем договоре с МОЭК не указала адреса 4-х домов ТСЖ.

В этой ситуации необходимо, во-первых, в судебном порядке обязать управляющую компанию дополнить перечень домов, в которые должны подаваться тепловая энергия, домами ТСЖ, и перечислить МОЭК образовавшийся долг, а во-вторых, обязать местные органы власти определить собственника транзитных тепловых сетей, проходящих по подвалам домов ТСЖ, и если владельцем их будут МОЭК, то обязать данную теплоснабжающую организацию заключить договор с ТСЖ на эксплуатацию этих сетей, предварительно определив их хозяина, для чего некоторые бывалые специалисты рекомендуют временно перекрыть задвижку «на ремонт».

Второй год подряд ТСЖ «Твардовского,14» судится с ОАО МОЭК по вопросу задолженности (сейчас вопрос решается в Верховном Суде РФ) в размере около миллиона рублей за один зимний месяц, которая якобы образовалась у ТСЖ по договору энергоснабжения. Суть проблемы в том, что в жилом комплексе, который строился застройщиком с участием средств соинвесторов-граждан, были возведены не только жилые дома, но и центральный тепловой пункт, а также распределительные сети, являющиеся по закону общим имуществом собственников помещений. Поэтому данные объекты содержатся и ремонтируются за счет средств соиенвесторов. Однако ОАО МОЭК посчитало это имущество своим и в тариф на поставляемую тепловую энергию включило и затраты на эксплуатацию теплового пункта и распределительный сетей, обязав в судебном порядке жителей фактически вторично оплачивать эти затраты. При этом юристы МОЭК виртуозно пользуются неточностями в законодательстве и подзаконных актах, а суд не стремиться вникать во все тонкости многостраничных правовых документов.

Так, решение Арбитражного суда города Москвы по иску ОАО МОЭК к ТСЖ «Твардовского,14» свободно уложилось всего в две машинописные страницы.

Удивляться произволу монополиста ОАО МОЭК не приходится, поскольку в совет директоров компании входят высопоставленные московские чиновники.

Характерно, что проблемы взаимоотношений жилищных объединений Москвы с ОАО МОЭК как наиболее распространенные в городе попали в повестку дня первого заседания Координационного совета Правительства Москвы по развитию жилищного самоуправления, состоявшего в начале 2011 года. Однако виновная сторона на заседание не явилась, да и само заседание оказалось первым и последним, на чем Координационный совет, созданный, как докладывалось мэру, для исправления ошибок при реализации городской программы массовой организации, увы, «фиктивных» ТСЖ, «приказал долго жить». Все эти факты красноречиво говорят об отношении городских властей к ТСЖ, ЖК, ЖСК.

Интересно, что городские контролирующие органы неоднократно выявляли финансовые нарушения в деятельности теплоснабжающих организаций, но это никак не повлияло на аппетиты тепловиков. Так, в пространном письме Главного управления государственного финансового контроля города Москвы от 15.11.2010 № 2155/03 заместителю Мэра Москвы, руководителю Комплекса городского хозяйства города Москвы Петру Бирюкову по итогам проверки ОАО «МОЭК2 за период 2008-первое полугодие 2010 года, в частности говорится, что ОАО «МОЭК» начислило по договорам с управляющими компаниями к оплате 128,4 млрд. руб., при этом выручка от оказания услуг теплоснабжения составила 149, 9 млрд. руб. Как отмечают контролеры дополнительно полученные доходы поступили за счет отсутствия общедомовых приборов учета, их неисправности (не некоторым данным количество неисправных приборов с каждым годом растет), превышения фактических потерь теплоэнергии над нормативными и др. Интересен такой  факт. Законами города Москвы о бюджете города на 2008-2009 года в качестве взноса в уставной капитал ОАО «МОЭК» в целях созэдания автоматизированной системы коммерческого учета производства и распределения энергоресурсов, завершения работ по созданию и ввиду в эксплуатацию автоматизированной системы коммерческого учета потребления энергоресурсов (АСКУПЭ) было выделено несколько миллиардов рублей. Однако, как пишут контролеры, на 01.10.2010 г. АСКУПЭ « в целом не создана и в промышленную эксплуатацию не введена», что, в частности позволяет необоснованно получать от города в качестве субсидий на покрытие убытков, полученных в результате применения государственных регулируемых тарифов при продаже услуг населению, несколько десятков миллиардов рублей.

Нет конца и затянувшемуся спору ТСЖ «Эльмашевское», которое шесть управляет своими девятью небольшими двухэтажными домами 1948-1952 года постройки, что в городе Екатериенбурге, с частной теплоснабжаюшнй организацией ОАО «Территориальная генерирующая компания №9» (ТГК-9). Войдя в федеральную программу капитального ремонта жилых домов с участием софинансирования самих жителей и взяв дома в управление, товарищество начало считать свои расходы. И тут оказалось, что тепловики выставляли к оплате вдвое больше средств, чем начисляло своим жителям ТСЖ. Председатель правления ТСЖ Сергей Строганов пытался досудебно договориться с ресурсниками об исправлении ошибки, предоставив свои расчеты, но получил отказ. Тогда он официально уведомил оппонентов о том, что впредь ТСЖ не будут вообще оплачивать полученную тепловую энергию без решения суда, заставив, таким образом обращаться с иском в суд тепловиков. И вот итог. По всем семи судебным делам за последние 5 лет были приняты решения, обязывающие ТСЖ оплатить образовавшуюся задолженность, но всякий раз меньшую заявленной ресурсниками. По первому иску последние получили всего 37% от желаемой сумму, по второму иску на сумму более чем 600 тыс. рублей вообще ничего не получили, третий иск подало само ТСЖ и суд выиграло, по четвертому тепловики получили только 65% от своих требований. Когда же были установлены домовые приборы учета на все строения, ресурсники попытались «химичить» не по-крупному на объемах, а скромнее и тоньше уже на температуре теплоносителя. Но и в этом случае ТСЖ доказало суду, что требования истца опять-таки завышены в одном случае на 6%, а во втором на 4%. При этом общая сумма экономии денежных средств жителей домов, управляемых ТСЖ, составила 1 млн. 800 тыс. рублей. Учитывая, что в двухэтажках живут далеко не богатые люди, такая экономия для них весьма значима. Как тут не посочувствовать жителям других домов города, где не созданы ТСЖ, что позволяет тепловикам безнаказанно их обирать. Сергей Строганов говорит, что, несмотря на принятые судебные решения, ТСЖ не поддержали ни депутаты законодательного собрания, ни контрольно-счетная палата города, ни федеральная антимонопольная служба. Может быть, все эти органы не нужны и все расчеты между хозяйственными субъектами в сфере ЖКХ стоит осуществлять на основании судебных решений?

Журнал «Председатель ТСЖ» ранее ( №2 за 2013 г.) публиковал статью Марии Славиной «Тепло-мафия или Дочки-матери» о конфликте екатеринбургских ТСЖ и теплоснабжающими компаниями ОАО «ТГК-9» и ООО «СТК», причиной которому послужило увеличение платы на тепло почти на 30% в результате сговора двух родственных компаний, одна из которых ООО «СТК», являющаяся « родной дочкой» ОАО «ТГК-9» никакого тепла не производила и была чистым посредником, перепродавая тепло своей «матери» ОАО «ТГК-9».

Во многом похожая история произошла и в г. Пермь. Там местные ТСЖ и ЖСК и Ассоциация ТСЖ «Пермский стандарт» ведут тяжелую борьбу с администрацией города и аффилированными с ней теплоснабжающими организациями ОАО «ТГК-9» и ООО «Пермская сетевая компания» (ООО «ПСК»).

Характерно, что Управление Федеральной антимонопольной службы по Пермскому краю вынуждено было отреагировать на жалобы жилищных товариществ и в марте 2009 года (то есть через год и 4 месяца после заключения вышеназванного договора) провело проверку соблюдения антимонопольного законодательства обязало восстановить положение, существовавшее до заключения договора. Однако решение и предписание УФАС не было выполнено и тогда в 2012 году (то есть через 4 года после заключения пресловутого договора и через три года после выдачи предписания) обратилось в Арбитражный суд Пермского края о принуждении к исполнению своего решения и предписания. К чести суда он встал на сторону требований граждан и государственного контролирующего органа. Попытка ООО «ПСК» обжаловать решение арбитражного суда успеха тепловикам не принесла.

Однако администрация города, покровительствующая тепловикам, не сдается. Дважды 18 марта и 10 июля т.г. городские власти предпринимали попытку путем проведения публичных слушаний согласовать новую схему теплоснабжения города, по которой ООО «ПСК» становилась единой теплоснабжающей организацией, что автоматически приводило к увеличению платы за услугу теплоснабжения на 43%. Несмотря на то, что представители общественности были против, администрация продолжает гнуть свою линию и в итоге вопрос новой схемы ушел на рассмотрение Минэнерго. Администрация, в частности, заинтересована в увеличении налоговых поступлений в бюджет города за счет увеличения тарифов на тепло, но тарифы-то дутые, что и доказали пермские ТСЖ в суде по иску к Региональной энергетической комиссии Пермского края. Деньги из воздуха делались весьма просто: генерирующая тепловую энергию компания ОАО «ТГК-9» по договору от 30.11. 2007 г. № 1830/0191/2007 перепродавала ее своему посреднику ООО «ПСК», который уже продавал ее конечным потребителям.

Подобных историй множество, но суть их одна: нередко местные власти много говорят, особенно в период предвыборных кампаний» , о своих деяниях во благо интересов граждан, но на практике нередко об этих интересах забывают. Полагаю, что радикальным выходом из монопольной схемы теплоснабжения могло бы стать строительство небольших автономных теплоэлектростанций, так называемых «народных» котельных, с привлечением средств жителей, становящихся их акционерами. Тогда и вопрос о прозрачности тарифа не возникал. Но тогда нужно новое законодательство, новая политика в сфере ЖКХ – согласованная политика в интересах всех главных субъектов этой сферы: потребителей услуг, предприятий ЖКХ и органов власти. Правоту предложения о децентрализации схемы теплоснабжения ярко доказывает особенно ожесточенное противостояние тепловиков и тех ТСЖ, которые пытаются создавать альтернативные системы тепло и энергоснабжения своих домов, в частности, за счет возобновляемых источников энергии. В конце концов многие поймут, что платить около 40% за потери в сетях, недоремонт которых нарастает с каждым годом, за низкую эффективность морально и материально устаревших котельных и тепловых станций, за унижение перед зарвавшимся монополистом слишком накладно.

 

Гуменюк Вячеслав, сопредседатель Координационного совета Общемосковского общественного движения «Жилищная солидарность»

Деятельность: 

Материалы по теме

Фонд президентских грантов

Получатель гранта Президента
Российской Федерации 
на развитие гражданского общества, 
предоставленного
Фондом президентских грантов